Китайская модель

Китайские ДЭЗы. Информация к размышлению

Публикация в Московской жилищной газете «Квартирный ряд»: №41 (716) от 09 октября 2008 г. Статья взята с сайта www.moskv.ru

В дни Олимпийских игр в качестве гостя в Пекине побывал президент Московской жилищной ассоциации Владимир Кузнецов. При всем интересе к спортивным состязаниям он все же нашел время познакомиться с жилищно-коммунальными особенностями Китая. И теперь уверен: у наших восточных соседей есть чему поучиться.

Фасад и изнанка

– Владимир Сергеевич, хочется понять: как Китаю удалось за короткое время сделать столь впечатляющий рывок? Некоторые телевизионные картинки Пекина или Шанхая можно принять за виды Нью-Йорка. Сталь, стекло, небоскребы...

– Справедливости ради надо сказать, что преобразилась лишь незначительная часть некоторых городов. Расчистили несколько площадок, и там возвели небоскребы. Типичный же городской пейзаж составляют знакомые нам пятиэтажки, а чаще – разваливающиеся лачуги, что характерно, кстати, не только для Китая, но и ряда других стран, которых почтительно именуют «юго-восточными тиграми». Чудес не бывает. Тысячелетняя нищета не может разом исчезнуть. Поэтому в сельских районах Китая есть еще места, где люди живут буквально в пещерах, на склонах гор. А спят на «кроватях», которые представляют собой простые земляные уступчики. Но этого, правда, туристам не показывают. Небольшой штрих наших олимпийских впечатлений: прекрасное обслуживание! Минута в минуту приходил автобус, нас возили на обед, ужин, устраивали многочисленные экскурсии, впрочем, часто откровенно пропагандистского, политического характера (вроде площади Тяньаньмынь) – только бы не ходили сами, не заглядывали туда, куда не положено. Кстати, бюсты и бюстики Мао-Цзе-дуна – в каждой лавке. Не забывайте: Китай – несвободная страна, каждый иностранец на учете, он должен видеть только то, что ему хотят показать. Это относилось и к гостям Олимпиады. В общем – все под контролем.

– И все же что-то увидели?

– И увидел, и узнал. Здание гостиницы было самым современным, и вся магистраль застроена такими же стильными домами, все сверкает. Но буквально в 30 метрах от нас, с улицы не видно, грязь по колено, ни одного деревца. Люди ютятся в жалких лачугах с соломенными крышами, вокруг мусорные свалки. Там же ремесленные мастерские, где работают чуть ли не на коленках, непритязательные кафешки, примитивные магазинчики. По сути, весь наш микрорайон с его небоскребами вырос из трущоб, но при этом сами трущобы остались. Или такая картинка. Вышли как-то из гостиницы, садимся в автобус, вдруг мимо нас медленно катит велосипед с 2-колесным прицепом, а к тому прикреплен полутонный швеллер. Потом мы привыкли к такой доставке строительных материалов, причем на довольно крупные стройки, – велосипедами. Но, конечно же, перемены в Китае есть. Сейчас он известен в мире в основном ширпотребом, но уже начинает осваивать высокие технологии. Что же касается ЖКХ... Я представился нашему гиду, он познакомил меня с чиновником из городской управы, который поводил меня по новым домам. Так сложилось впечатление об отрасли.

На управленцев деньги не жалеют

– Если нашлись деньги на небоскребы, то, наверное, коммунальное обслуживание на высоте. Ведь надо поддерживать престиж бурно развивающейся страны. Так?

– Не совсем. Индустриальное строительство, которое с таким размахом сейчас началось в Китае, осуществляется, в основном, за счет американских инвестиций. Присутствие американского капитала ощущается повсюду. Думаю, что именно благодаря ему внешность китайских городов так разительно начинает походить на средние европейские (или американские) стандарты. А вот что касается ЖКХ, стране приходится, как когда-то и мечтали, «опираться на собственные силы». И хотя бюджетные средства, отпускаемые на такие цели, и в самом деле невелики, а плата населения за проживание в квартирах остается символической, отрасль совсем не нищая. Впрочем, там и вся система финансирования городского хозяйства отличается от нашей. Скажем, каждый город разбит на районы – в этом мы похожи, но с одним отличием: районам дана большая самостоятельность. У них есть свой бюджет, а потому средства на содержание домов выделяет не городская казна, а сами районы. А главным источником пополнения их бюджета являются коммерческие структуры.

– Имеющие отношение к жилищным делам?

– Вовсе нет. Рынки, рестораны, магазины и т.д. Каждый из них платит, понятно, налоги. Но кроме общих отчислений у всех этих предприятий есть специальный «жилищный» налог. Он составляет небольшую величину – порядка 1 проц., но расходуется исключительно на содержание жилых строений. Кроме того, плата за аренду помещений различными коммерческими организациями также поступает в районы, и часть их направляется в дома.

– Понятно. Значит, на капитальный ремонт деньги есть.

– Есть, но они из другого источника. Ремонт и обслуживание зданий – это как раз забота казны. Внебюджетные средства расходуются исключительно на содержание управляющих в домах, короче – на их зарплаты. И тут есть много разумного и рационального. Так, управленческие конторы напоминают наши ДЕЗы, но с одним отличием: управляют они не группой домов (которые порой составляют целый микрорайон), а одним отдельно взятым строением. Каждый дом – это, по сути, объединение жильцов, не обязательно собственников – там их вообще единицы. Это напоминает наши домкомы. Но во главе такого объединения стоят не общественники, а профессионалы. Тоже что-то вроде бывших наших домоуправов, но как бы во множественном числе. В каждом доме – в зависимости от его этажности – от 3 до 5 управленцев. Зарплаты у них неплохие – выше, чем в среднем по стране. На них город не скупится – в Китае слишком серьезное отношение к сохранности всего того, что создано. Обязанности управленцев – следить за работой инженерных систем, поддерживать связь с городскими коммунальными службами, контролировать выполнение заявок жителей. Приглашаются только опытные, квалифицированные специалисты. Потому и дома такие ухоженные, подъезды чистые, отремонтированные, нигде не видел запущенности. Там, кстати, нет специальных служб ЖКХ. Со всем справляются сами.

«Усатый нянь»

– А вы бывали в них? На что обратили внимание?

– Все счетчики, даже квартирные – воды, тепла, электроэнергии, газа – выведены на фасад здания. Прозрачная стенка, чтобы каждый мог познакомиться с показателями. Удобно контролерам, а еще – стимул экономии энергии. Зашли в подъезды – лифтеры во всех домах, даже самых рядовых. Вроде всего-то работы: открыть дверь, нажать на кнопку. Неужели жилец сам не поднимется к себе на этаж? Конечно, поднимется. Но ведь лифт – самая дорогая машина в инженерном хозяйстве домов. А потому так важно следить за его правильной эксплуатацией, охранять от вандалов. А еще – консьержи. Они тоже буквально в каждом подъезде. Не Китай – Франция!

– Чем это вызвано, на ваш взгляд?

– Я и сам задал такой вопрос своему спутнику. А он, в свою очередь, обратил мое внимание на другое: ни металлических дверей, ни кодовых замков в Китае практически нет. Да, когда-то пытались их ставить, но системы быстро выходили из строя, да и не были таким уж грозным препятствием для злоумышленников. Решили: лучше, чем любое запирающее устройство, жильцов защитит живой человек. Так появились дежурные. Помещение для них стали предусматривать уже в проектах. Просторное, удобное. Кроме стола и кресла, есть еще кушетка, где он может ненадолго прилечь. Небольшой телевизор, холодильник, электроплитка, на которой можно подогреть еду. А уж работу выполняет с особым восточным педантизмом – не даром считает себя важным и самым необходимым человеком в доме. Тщательно следит за всеми, кто входит в подъезд. Чужого обязательно запишет в журнал и непременно проследит, когда тот покинет дом.

– Но это же обычная работа консьержа.

– Да, но у него – в отличие от наших – есть и другие обязанности: осуществляет связь между жильцами и эксплуатирующей организацией. Если что-то случилось в квартире – пропала горячая вода, погас экран телевизора, разбилось оконное стекло – люди не звонят в диспетчерскую (такой службы нет вовсе), а дают заявку консьержу, и тот уже передает ее по назначению. Он же проследит, когда придет мастер, поинтересуется у жильца, качественно ли выполнена работа. Но и это еще не все. Дежурный в подъезде – это главный помощник и в других бытовых вопросах. Он организует доставку в дом молока, хлеба. Если малыш вернулся из школы, а родители его на работе, последит за ним, поработает еще и «няней». В общем, человек и в самом деле незаменимый. Между прочим, содержание лифтеров и дежурных – это тоже исключительно забота коммерческих организаций. Ни район, ни обитатели домов на это не тратятся.

Доверьте кошелек жильцам!

– В домах побывали. Теперь заглянем во двор. Вы сказали: грязь, мусор вокруг строений, отсутствие зелени...

– Далеко не везде. В нищих кварталах, жалких лачугах – так. А во вновь построенных микрорайонах, где порой даже увидишь коттеджи «новых китайцев», совсем другая картина. Здесь деревья, газоны, спортивные площадки, уголки отдыха, детские аттракционы. При этом дворы не похожи один на другой, у каждого свое лицо. Это безусловная заслуга объединений. Важно, что люди в домах не разрозненны, у них одни заботы, одни задачи, самоорганизация граждан высокая. И потому районы смело им выделяют средства: не пропадут. Тут, правда, и другой момент: у города просто не доходят руки до дворов. Он занят более глобальными проектами: дороги, мосты, освещение, коммуникации. А уж о своих территориях пусть позаботятся сами граждане.

– Не понимаю. Бюджетные деньги доверяют непосредственно домам?

– Именно так. И это оказалось хорошим решением проблемы. У нас ведь благоустройство возложено на муниципальные органы. Но учитывается ли при этом мнение граждан? Нисколько. Отсюда – стандартная «начинка» дворов: одни и те же беседки, одинаковые малые формы, стандартный набор спортивных площадок и снарядов. А если у дома свои предпочтения, свои требования? Наконец, свой контингент жильцов? Никого это не интересует. Да, в Китае город «не вошел» во дворы. Но, может, это и хорошо? Сами люди решают, каким ему быть. А потом управленцы реализуют их пожелания. Здесь еще и другая выгода: деньги не прилипнут к рукам чиновников. Спрос с них высокий, наказания самые жестокие – вплоть до смертной казни. И все же коррупцию победить не могут. А жильцы у себя воровать не будут: ведь благоустраивают территорию для себя.

– А чья земля? Ее тоже доверили гражданам?

– Конечно. Собственник придомовой территории – объединение жильцов. Кстати, межевание в Китае – не проблема. Соседние дома легко договариваются между собой. И не надо никаких бумаг, никакого вмешательства властей. В то же время собственность земли – это еще один стимул позаботиться о ней.

Яндекс.Метрика
Создание сайта — Смарт-Лайн